Связь между уровнем инфляции, депозитной и кредитной ставками

За последние несколько лет рыночные ставки кредитования, казалось, изменялись независимо от депозитных и уж точно от уровня инфляции. До кризиса 2008 года кредитные ставки российских банков плавно, не спеша, снижались, однако все равно оставались на высоком уровне по сравнению с европейскими кредитами.

Начался кризис, ставки подросли, но банки объясняют их рост увеличившимися кредитными рисками. Мол, мы кредитовать готовы, да некого. При этом уровень просроченной ссудной задолженности растет быстрее кредитных ставок. Так все-таки, только ли кредитными рисками обусловлены ставки по ссудам? Почему же тогда ставки по кредитам, выданным надежным предприятиям с отличным обеспечением, не сильно-то отличаются от ставок по достаточно рисковым заемщикам?
Чтобы объяснить этот странный парадокс, давайте разберемся, как вообще складывается кредитная ставка.

Что есть банк? Банк – кредитная организация, которая по сути перепродает деньги, в большей части чужие. Разумеется, никто не продает дешевле, чем покупает, это закон любого рынка. Раньше деньги в большом количестве покупали на Западе (почему-то СМИ называли это западными инвестициями), теперь, когда западные кредиты в основе своей убежали назад, источником денежных средств чаще являются депозиты физических и юридических лиц. Юридические и, особенно, физические лица несут в банки деньги при условии ставки, соизмеримой с прогнозируемой ими инфляцией.

Пример. Вася Пупкин думает, что инфляция в ближайший год составит 17% годовых. Как бы сохранить пОтом и кровью нажитые деньги? Ну, конечно, в банк, не под подушкой же хранить, в конце концов. Если банк предложит ставку 7% годовых, Вася решит, что его считают дураком и пойдет прочь. А вот если предложат 15% или, еще лучше 18%, о, тогда есть о чем договариваться.

Отмечу, что все банки хором не могут взять и договориться, что депозиты теперь стоят гораздо дешевле официального уровня инфляции. Конечно, при установлении депозитных ставок они оглядываются на соседние банки, но банковский рынок – не рынок бензина, сговориться не позволит ЦБ. Да и если договорятся… то продавать будет нечего, люди просто не станут заморачиваться на депозиты и начнут лишние деньги тратить, а не копить. Или вкладывать в другие доходные активы. Или придумают серые кредитные кассы.

Почему ж государство не укажет банкам? – спрашивается. Да если вдруг государство укажет банкам, по какой ставке покупать деньги, а по какой продавать – то вообще кирдык всей банковской системе, основанной на либеральной рыночной ситуации, на конкуренции. Останутся государственные банки, и будет монополия. А значит, опять-таки, никаких западных денежных поблажек и интеграций в мировую экономику…

Продолжим нашу историю про Васю. Итак, банк купил у Васи деньги за 15% годовых. Для уровня инфляции в 17% – нормальная ставка. Дальше надо эти деньги продавать, иначе они будут приносить банку только расходы в виде процентов, а значит будут убыточны.

Себестоимость кредита складывается из стоимости депозита плюс расходы на деятельность банка плюс желания акционеров банка в виде прибыли. Про депозит мы разобрались, но два других слагаемых тоже зависят от инфляции! Если второе слагаемое (расходы) еще как-то можно прижать, структурировать, вывернуться (народец лишний, например, из банка поувольнять), то третье слагаемое предсказуемо: акционеры, как правило, хотят иметь доходность своих капиталов не меньше уровня инфляции, и это – нормально.

Итак, при условии, что расходы банка пусть равны 1% годовых (для малых и средних банков – это очень мало, нормально – минимум 2-3%), а желания акционеров – на уровне инфляции (тоже маловероятно, скорее плюс минимум -3-5%). Считаем.

Минимальная стоимость кредита равна 15% + 1% + (15%+1%)*(17%)= 18,7% годовых. И это – без учета пресловутых кредитных рисков!
Конечно, расчет – топорный, не учитываются очень многие факторы. Например, сейчас банки пытаются компенсировать свои потери конца прошлого года, а это еще дополнительные кредитные проценты сегодня. Плюс учет рисков банка, это тоже дополнительные проценты. Также надо учитывать влияние финансового рычага (чем больше заемных средств тем выше доходность собственных), структуры активов и пассивов банка, его доходов и расходов. Но в целом – логика, надеюсь, вам ясна.

Также я не рассматриваю желания ростовщиков, кратко описав ценообразование нормального банка, не желающего обманывать клиента или выжимать из него последние соки. А эти ростовщики, увы, тоже участники кредитного рынка, и влияют на него очень сильно.

Да, чуть не забыл. Чем выше уровень инфляции, тем больше разрыв между стоимостью депозита и стоимостью кредита. При этом эта зависимость нелинейна, разрыв растет быстрее, чем уровень инфляции.

Теперь оглянусь назад:

  • Государство, спасая золотовалютные резервы, обеспечило девальвацию? Да.
  • За девальвацией и попустительством ЦБ был обеспечен взлет курсов основных валют? Да.
  • Как результат, последовал всплеск инфляции? Да.
  • ЦБ является государственным регулятором банковской системы? Да.

Но почему вдруг банки в этой государственной игре на деньги хотят сделать крайними?

Думаете, банки не хотят кредитовать? Никогда не встречал тех, кто отказывается от прибыли. Вопрос другой, могут ли ли они кредитовать… Ведь высокие ставки кредитования – сильное давление на деятельность заемщика. А он, заемщик, может и разориться, тогда все расчеты и желания летят в тартарары. Вот и боятся наши банки, дуют на воду после ожогов от молока… А страх – очень сильное чувство, особенно, когда речь идет о деньгах.

Добавить комментарий

Записи